Блог

Мастерский отчет. Закрытый город. Оттепель - 2022

Осенью 2022 года продолжился цикл исторических смен “Закрытый город”, и в этот раз погрузились ещё на 30 лет глубже, чем в прошлый раз. Объектом исследования мастеров, а затем и игроков стала эпоха 60-ых в маленьком, но растущем городке стратегического значения Бор-3 в СССР.

Мы решились на игровую условность: в 64ом году, в нашем маленьком городке воплощался дух, быт и нравы ещё хрущевской оттепели. К финалу же, наступил “застой”, рубеж эпох был пройден, а город “закрылся”, по официальной версии, от внешних недоброжелателей.

При подготовке смены и игры, команда мастеров вдохновлялась оттепельным кино. “Летят журавли”, “Долгая счастливая жизнь”, “Я шагаю по Москве” и другие черно-белые фильмы послевоенного времени стали “настольной книгой” для мастеров, образы, сюжеты и вдохновение от которых перешло в игровые локации, истории старожил и пр.

Помимо педагогической цели цикла “Закрытого города” (о формировании исторического сознания), мы добавили подцель для этой смены: формировать ценность свободы самовыражения.

Нашим холстом и холстом игроков стало практически всё в игре: мы начали с того, что город, игровые декорации, костюмы игротехнических персонажей и мастеров лишены ярких красок, они были выдержаны в темных, монохромных оттенках, под стать черно-белым фильмам. При этом нельзя сказать, что такая “серость” являлась чем-то негативным: среди старожил и игротехнических персонажей большинство воспринимало это как обыденность. Жители города, как и народ в СССР того времени и оттепельного, переживали возвращение свободы, повышение уровня жизни, доступности жилья, удобной, хоть и неброской, одежды и прочих благ “типового” счастья, ни в коем случае не фальшивого.

Меньше 20 лет назад закончилась война. Возвращаются реабилитированные несправедливо осужденные люди из лагерей. Персонажи игры помнят о жертвах и лишениях войны и репрессиях, и понимают, что сейчас для жизни наступило чуть ли не лучшее время. Несмотря на отсутствие яркости, все живы, здоровы, нужно ли что-то еще?

Для подтверждения и поддержки уровня жизни, в нашем игровом мире 60-ых существовала система “стандартов”. Каждая делегация, могла достичь того или иного стандарта жизни (стандарт здоровья, благополучия, безопасности…), выполняя на игровых локациях-профессиях набор задач. В большинстве ситуаций стандарт был продиктован ГОСТами, традициями и по большОму счету они были объективными. Случались и перегибы, например, локация КГБ для достижения стандарта безопасности предполагала расследование преступлений и суда над виновниками, даже если фактически преступлений в городе не наблюдалось .

Цель - достичь для своей делегации как можно большего количества стандартов сплотила игроков и многие из них ударно трудились на своих локациях на благо делегации.

Но наша игра задумывалась о самовыражении.

Стратегии самовыражения были вшиты в несколько игровых пластов:

  • отхождение от традиций и опциональных правил в своей профессии, выражение себя, своей оригинальной идеи или запроса, не смотря на устоявшиеся порядки
  • игра со стилягами - игротехническими персонажами, примыкание к ним, прохождение их испытаний
  • разрешение проблемы, сложной истории семьи местных жителей (квесты местных жителей), в ходе которой местного можно было “раскрасить”, вернув ему его голос, мнение, возможность самовыразиться.
  • В ходе этих механик, игрок получал возможность раскрасить мир вокруг буквально: самому надеть цветную яркую вещь (поэтому мы просили взять двойной костюм каждого), поменять черно-белый плакат на цветной, раскрасить монументальную мозаику (считай, черно-белую раскраску) цветными мелками.

    За три дня игры Бор-3 стал ярче. Не все игроки приложили к этому руку, для кого-то типовой “работы” на игровой локации оказалось достаточно, и отход от заложенных изначально порядков не выглядел привлекательным, о чем мы также после смены получили подтверждение из анкет обратной связи. И это, в целом, нормально.

    Для участников мы хотели также заложить опыт участия или как минимум наблюдения за угнетением свободы самовыражения, чтобы даже если они для себя лично сделали выбор следовать стандартам и традициям, они могли отнестись к репрессии, что происходила рядом с ними. В первую очередь стиляги помогали смоделировать такую реальность.

    Стиляги, воплощенные игротехническим отрядом, как и в своё время в реальности не признавали порядки социалистического общества, интересовались атрибутами западного образа жизни и коллекционировали их: пластинки с иностранной музыкой, яркую и дерзкую, возможно, даже вульгарную в сравнении с типовыми фасонами одежду, танцы, взгляды и пр.

    Стиляги иной раз сваливались на трудящихся игроков как гром среди ясного неба. Некоторые игроки так не увидели в них больше, чем вредителей и нарушителей общественного порядка. Тех, кто находил место самовыражению в своей работе или в жизни персонажа, стиляги привлекали в свою компанию, и игроки могли полностью проникнуться их взглядом на мир, остаться с ними или нет, но так или иначе соприкоснуться с таким непохожим на остальных сообществом.

    К сожалению, нетерпимость к кому-либо или чему-либо чужому, незнакомому, непривычному до сих пор часто встречается в нашем обществе. Линия с раскрашиванием города местными и стилягами, хоть и звучала периодически нарочито и вычурно (что тоже ставит дискуссионный вопрос: а где граница вычурности, свободы другого и начало собственной?), предложила участникам переосмыслить или освежить взгляды на свободу самовыражения. В финальном анкетировании, статья о котором скоро также выйдет в группе, мы обнаружили множество мыслей на эту тему, не односложных и воодушевляющих. К нашей радости, большинство из них говорит о формировании у участников ценности свободы самовыражения.

Мистика - отличительная черта осенних смен в Нить Ариадны. В цикле “Закрытого города” она воплощается, как и в прошлом году, через пантеон существ русских сказок, фольклора и запутанных сюжетов, связывающих их со старожилами города. В каждую такую историю игроки погружались и могли привести её к своему финалу, понять нечисть и её замыслы по отношению к людям чуть больше. Так, например, в контексте нашей игры про свободу самовыражения, мистические силы, как и через 30 лет (на прошлой смене цикла), жаждут отвести людей от насилия, поддерживают их стремление к счастью и миру, и сейчас, почуяв оттепель, помогают людям обретать свободу самовыражения. Так случилось, что иностранная музыка, попавшая в Бор-3 случайно, стала началом этого сотрудничества нечисти и смелых молодых людей города.

И игроки, и мастера, в течение игры и по её завершении, отмечали что в этот раз в игре присутствовало очень много сюжетов, квестов, и что игрокам не всегда хватало внимания и времени поучаствовать и развить все доступные возможности игры за короткий срок. Игра вышла очень насыщенной, даже слишком. Но у такой динамики и плотности есть свои нетипичные плюсы, например, мастера отмечали намного меньше скучающих игроков, погруженных в гаджеты, чем обычно.

Создание исторического контекста и приметы времени воплощались не только в ролевой игре. Отрядные истории, огоньки, истории старожил и местных жителей, оформление общежитий и локаций, оборудование на локациях (печатные, швейные машинки, геодезическое оборудование и пр.), общелагерные мероприятия - всё это воссоздано натурально и основано на документальных, исторических фактах, кинофильмах, семейных архивах. Уже традиционно для цикла смен мы провели мероприятие, в котором ребята участвовали в коротких перформансах от старожил и игротехников, прицельно основанных на личных семейных историях родственников, заставших ценную и прекрасную послевоенную жизнь.

Мы хотели бы выразить благодарность игротехническому отряду, оживляющему этот непростой игровой мир. В этот раз наши замыслы во многом держались на внешнем облике игроков и игротехников, и мы были рады, что их удалось воплотить: многие привезли подходящие костюмы или даже несколько. Спасибо за такое эффективное творческое сотрудничество!

Что будет дальше: погрузимся ли мы глубже в историю Бора-3, или даже уже не Бора, а деревни, стоявшей до него на этом месте, или нас ждут иные исторические и мистические погружения, пока сказать сложно. Но, кажется, финал цикла “Закрытый город” обещает быть наиболее самобытным.

Другие публикации

Подпишись на нашу рассылку

Спасибо!