Блог

Мастерский отчет. Закрытый Город - 2021

Мы много лет обсуждали идею исторической смены в лагере, и обычно всё утыкалось в вопрос: какую эпоху брать за основу и почему её?

Наблюдая и находясь внутри социальной и политической жизни, иногда остро переживая общественно значимые события, я стал понимать, что ещё недавно мир вокруг был совсем другим. Я помню это. Как-то несправедливо, что я помню – а сегодняшние подростки помнить не могут, потому что их тогда ещё не было.

Стало интересно не только устроить такой большой сеанс памяти, но и попробовать погрузиться еще глубже, туда, куда память наша уже не достанет, а игровая – может достать.

Пока что состоялся первый шаг – в август 1991 года. В небольшой русский город Бор-3.

Помимо исторической составляющей мы хотели оставить традиционный для нашей осени жанр «страшилки», мистического приключения. Мы оттолкнулись от легендариума Гоголя и русского фольклора, чтобы населить наш сеттинг лешими, русалками, виями, и проч.

С точки зрения сюжета у всей этой нечисти была определённая функция, сюжетная задача: предотвратить кровопролитие, которого и так уже достаточно было на русской земле.

Пока в одной части полигона игроки разбирались с запутанной историей кикиморы (кого, кикиморы?), в другой части народные депутаты пытались понять, что происходит в Москве, и как им теперь быть?

20 августа 1991 года они обратились к горожанам с посланием:

«В связи с поступившей информацией о состоянии здоровья М.С. Горбачёва и создании ГКЧП, мы, Совет народных депутатов, принимаем решение:

Переформировать Совет народных депутатов для более эффективного и честного принятия решений. Все народные депутаты равны в правах.

Мы не будем следовать политике ГКЧП, пока не появится ясность ситуации.

Не паникуйте, еще многое предстоит сделать».

Чудно было наблюдать, как небольшие кучки, в основном, старших ребят, собирались вокруг радиоприёмников и внимательно слушали все передачи – также, как мы это можем видеть в кинохронике тех дней. Передачи транслировались как «центральные» - аутентичные документальные записи, так и «местные», записанные самими игроками.

Не забудем здесь и об ещё одной немаловажной части полигона: атомной электростанции, на которой параллельно политической неразберихе случилась авария. К счастью, всё обошлось кратковременным отключением электричества, специалистам станции удалось устранить неисправность. Но мы все понервничали, а кто-то с испугу стал звонить родственникам в Москву!))

Одной из особенностей игры в этот раз была её полностью горизонтальная организация. Впервые за долгое время мы отказались от центральной модели, уделив внимание отдельным механикам и сюжетам. Благодаря этому, мир получился разнообразный и подробный. Игроки лечили переутомление в санатории, расследовали детективные дела, управляли уровнем гласности города, пробовали создавать свой бизнес в условиях зарождающегося в стране капитализма, и многое другое.

Финальный день был решён нами как окончательный уход эпохи: ребята проснулись 31 декабря 1999 года. На каждой игровой локации планировалось создать временные изменения: появились компьютеры, изменились порядки. Честно говоря, поиграть в это почти не удалось, потому что всё подмял под себя новогодний корпоратив на АЭС))

Завершилось всё общей встречей нового тысячелетия в местном ДК, на которой притихший город услышал знаменитые слова Бориса Ельцина: «Я ухожу».

Финальная рефлексия игры стала для нас, в некотором роде, шоковым впечатлением. Мы спрашивали об истории, о том, как участники относятся к фигуре Ельцина, о событиях путча. Чем отличались девяностые от нынешнего времени.

Среди ответов часто звучала фраза о том, что в девяностые было куда меньше свободы слова, некоторые ребята ругали Бориса Ельцина и обвиняли его в сегодняшних недостатках жизни страны. После этого анализа мы с коллегами немного приуныли.

Лично у меня сложилось впечатление, что в сознании многих ребят просто нет девяностых. Есть Отечественная война, репрессии, а потом сразу двухтысячные. Сама это мысль наводит на веру в то, что наш небольшой игровой экскурс был полезен.

В финальном анкетировании самый распространенный ответ на вопрос «что нового вы узнали об истории» выглядит примерно так (скопирую вам один из вариантов):

«Раньше в телевизоре на Новый год был другой дяденька». То есть, кажется, самым большим открытием для участников стало то, что Владимир Путин – второй президент России. Это может показаться смешным, но, на самом деле, именно это и даёт надежду полагать, что мы, может быть, сказали о чём-то важном.

Может, вывод мой не совсем очевиден, но та цель, которую мы себе ставили – развивать историческое сознание участников смены – кажется, не осталась формальной. До этой смены часть ребят вообще не знала, что такое путч, что такое ГКЧП. Для кого-то стало открытием, что тогда погибли (всего) три человека.

Как геймдизайнера меня греет такой комментарий из анкетирования: «Наверно, я не узнал <нового>, но больше почувствовал то время».

Я думаю, сегодня это особенно важно – почувствовать то время.

Чтобы сравнить его с текущим.

С наступающим вас, товарищи.

Другие публикации

Подпишись на нашу рассылку

Спасибо!